Inside the Issues

Что скрываeтся за внешним блескoм

под палубой круизного судна*











2003

В подпалубном про­странстве эксплуати­руемые моряки нахо­дятся в тесных и час­то жалких условиях

Магия Диснея является иллю­зией, на которой выстроено имя. Одно из двух круизных судов, принадлежащих очень бога­той американской корпорации, где исполнительный директор зараба­тывает (как в сказке) миллион дол­ларов США в год, называется Disney Magic. Сохраняя верность иллюзии, второе судно называется Disney Wonder.

Когда в команду набирают но­вичков, их везут на прохождение курса обучения в Диснейуорлд Флорида, где им говорят, что они станут «членами труппы». Достой­ная Голливуда фантазия длится до тех пор, пока не наступит реаль­ность. «Дисней - это как книга, - сказал один глубоко разочарован­ный камбузник из Тринидада. - Красивая обложка и красивые кар­тинки. А внутри - одна грязь».

На борту судов, носящих имя Диснея, нет профсоюзных трудовых договоров, но компания далеко не одинока в этом отношении. Такой же разительный контраст между условиями для пассажиров и усло­виями для экипажа является нор­мой, а не исключением на мировом круизном флоте.

За прошедшие два десятилетия наблюдается феноменальный рост популярности проведения отпуска в круизе, поскольку большое коли­чество людей имеют возможность позволить себе это. Туризм на кру­изных судах является одной из на­иболее быстроразвивающихся от­раслей в мире, имея с начала 1990-х годов темп роста около 10% в год и опережая все другие секторы морского судоходства почти на 20 лет.

Но этот подъем связан обратно-пропорциональной зависимостью с условиями труда экипажа, кото­рый работает все напряженнее и испытывает все большее давле­ние. Круизный туризм является ти­пичным микрокосмом глобальной экономики: наверху, на пассажир­ской палубе, богатые пассажиры бороздят океан на захватывающе красивом белом лайнере, заходя­щем в экзотические порты мира в перерывах между пребыванием в своем плавучем отеле, где любая роскошь доступна, а любое жела­ние удовлетворяется. Внизу, под пассажирскими палубами, не видимые глазу моряки час за часом несут круглосуточную вахту на камбузах и в прачечных, по­лучая жалкие гроши и переходя с одной работы на другую по воле начальства. А если кто-то из них покажется на пассажирских палу­бах, его могут наказать.

Резкие контрасты, существую­щие в тесном соседстве, освещены в подробном отчете о положении дел в отрасли, опубликованном МФТ и британской благотворительной организацией War on Want. Ав­тор отчета «Суда с потогонной системой (Каково на самом деле ра­ботать на круизных судах)» Силия Матер описывает ту пропасть, ко­торая существует между роскош­ными условиями для пассажиров и жалкими условиями и жестоким обращением в отношении большей части экипажа.

Признаки произошедших с тех пор перемен незначительны. Ос­мотрев жилые и служебные поме­щения команды на борту кипрско­го судна Joywave, руководитель Бюро МФТ по проведению кампа­нии в отношении круизных судов Джим Гивен сказал: «Я думал, что повидал все на свете, но я никог­да не встречал настолько плохие бытовые условия, как здесь. Это раздирало душу - 400 моряков без малейшего признака жизни в гла­зах». На 100 человек обоего пола было две душевые кабинки и один исправный туалет, а также общая столовая на 300 человек. Команда спала по шесть человек в тесном кубрике. Как сказал Ги­вен, «с ними обращались как с преступниками в колонии стро­гого режима».

Персонал «гостиничной» части круизных судов - обычно занятый на камбузе и в прачечных - под­вергается наиболее жестокой экс­плуатации в отрасли морского судоходства, как полагает профессор Тони Лейн, руководитель Международного исследовательского цент­ра моряков (SIRC) при Кардиффском университете в Великобритании. Для моряков из бедных стран такая работа ничем не отли­чается от предприятий у себя на родине, с потогонной системой и с настолько же оскорбительными методами администрирования, от которых они надеялись убе­жать.

Но для некоторых моряков из развивающихся стран выход в мо­ре может оказаться еще хуже, чем пребывание на родине. Они стано­вятся фактически закабаленной рабочей силой в результате неза­конных гонораров, взимаемых крюинговыми агентами. Заняв деньги под высокие проценты ра­ди получения рабочего места, они вынуждены соблюдать положения договора, как бы плохо с ними ни обращались. Если они оставят ра­боту, то окажутся в тисках нарас­тающего по спирали долга.

Вот что определяет жизнь тысяч моряков:

  • краткосрочные контракты без гарантий;
  • низкая заработная плата и вы­сокие издержки, в том числе и на противозаконные поборы крюинговых агентов при устройстве на работу;
  • чрезмерная продолжительность рабочего дня и высокая интенсив­ность труда, что приводит к пре­дельно высокой усталости;
  • запугивание, фаворитизм, дис­криминация со стороны админист­рации по расовой и половой при­надлежности;
  • высокая текучесть кадров, утом­ляемость и недостаточная подго­товка с неизбежно вытекающими последствиями для техники без­опасности;
  • явная враждебность нанимате­лей по отношению к профсоюзам и к заключению коллективных тру­довых договоров.
Среди устаревших и позорных практик часто встречается сегрега­ция по признаку пола, цвету кожи и гражданству, в результате чего выходцы из стран Запада получают рабочие места «на виду» и «в кон­такте», а трудящимся из развиваю­щихся стран (в частности, из Азии, Карибского бассейна, Латинской Америки и стран Центральной и Восточной Европы) достаются низкооплачиваемые работы в рес­торанах, барах и каютах, машинном отделении и камбузах под пасса­жирскими палубами. Эксплуатация тем сильнее, чем ниже находится человек в должностной иерархии. В контрактах, как правило, не ука­зывается содержание работы, по­этому их могут переводить на лю­бые работы по усмотрению адми­нистрации.

Любые их впечатления так или иначе связаны с дискриминацией: Женщинам из стран Азии прика­зывали, чтобы «от них пахло све­жестью» - инструкция, которую вряд ли отдадут сотрудницам из западных стран.

В Порт-Канаве­рал, откуда отправляются круизные суда компаний Disney и Carnival (две круизные компании с наиболее выраженными анти­профсоюзными настроениями), на портовую администрацию оказывали давление, добиваясь, что­бы та запретила членам экипажа разгуливать по территории порта. Их внешний вид, совершенно оче­видно, не соответствует тому об­разу, который создается для пас­сажиров.

А на борту - низкая заработная плата и долгие часы работы. Более одной трети рядового состава отра­батывает в день 10-12 часов. Не­многим менее одной трети работают по 12-14 часов. По итогам про­веденного МФТ опроса экипажей 400 круизных судов более 95% оп­рошенных работают семь дней в неделю. Там, где нет профсоюз­ного трудового соглашения, долгие часы работы и недели без выход­ных считаются «нормальной продолжительностью рабочего дня».

strip-4


Разные жизни

Блеск
За период с 1980 г. число круизных судов возросло на 153%, а число пас­сажиров - на 700%. В 2001 г. в мор­ских круизах отдыхали 12 000 000 че­ловек.

Европейцы освоили круизные отпус­ка - их число, начиная с середины 1990-х годов, возрастало ежегодно на 15% и составляет сейчас одну пятую всех пассажиров, которые являются преимущественно гражданами промышленно развитых стран, относятся к среднему классу и имеют белую ко­жу. Европейцы предпочитают более длительные круизы и рассматривают­ся как большой рыночный потенциал, который еще только предстоит рас­крыть.

Тон в отрасли задают 4 компании-гиганта: Carnival (Майами, США), Royal Caribbean (Осло, Норвегия), Р&0 Princess (Лондон, Великобритания) и Star Cruises (Пулау-Инда, Малайзия).

Никогда в мире не заказывали тако­го количества круизных судов - 41 лайнер общей стоимостью 14,7 милли­ардов долларов США. Была продолже­на тенденция увеличения размеров судна, поскольку на новых и более крупных судах эксплуатационные за­траты в расчете на одного пассажира ниже. И соотношение пассажиров и команды на них равно уже 3:1, а не 2:1 как на старых судах.

Крупнейшие круизные компании имеют собственность в портах, на ку­рортах и в «деревнях для туристов». Некоторые владеют островами в Ка­рибском море.

Реальность
Среди 114 500 человек, работающих на круизных судах, семеро из десяти относятся к гостинично-ресторанному персоналу; малопрестижную работу получают трудящиеся из бедных стран. Для выходцев из промышленно развитых стран - это временная рабо­та и возможность повидать мир. Для моряков из бедных стран (Азия, Латинская Америка, Карибский реги­он, а теперь и Восточная Европа) – это вынужденная необходимость работать за рубежом ввиду отчаянной экономи­ческой ситуации на родине.

Сегрегация рабочей силы напомина­ет колониальный стиль тем, что осно­вана не на умении работать, и не на образовании, а на цвете кожи, нацио­нальности, половой принадлежности. Служащие с высоким статусом питают­ся в ресторанах для персонала, где еду подают официантки, делят на двоих одну каюту, и очень часто она распо­ложена выше ватерлинии. В подпалубном пространстве персонал с низким статусом спит в тесных кубриках и ему запрещено оказываться на виду у пас­сажиров. В трюмных помещениях ред­ко встретишь членов экипажа из про­мышленно развитых стран, только ес­ли они из руководящего состава или профессиональные моряки.

На судне есть определенные зоны, где запрещено появляться тем, кто ра­ботает в трюмах. Когда судно стано­вится у причальной стенки в порту, высокооплачиваемый персонал едет на автобусе фирмы в город, где для моряков есть Интернет-кафе, а низкооплачиваемые члены экипажа отправ­ляются в миссию моряков, которой ру­ководит местная церковь, и где добро­вольные помощники подадут морякам бесплатную еду и разрешат бесплатно воспользоваться компьютерами с вы­ходом в Интернет.

Иногда членам эки­пажа запрещают говорить на родном языке даже в свободное время, чтобы помешать им вступить в сговор и кон­фиденциально обмениваться мнения­ми. Занимающий более высокое поло­жение персонал свободно общается на родном языке, хотя правила пред­писывают разговаривать в присут­ствии пассажиров только по-английски.

Женщин принимают на должности «на виду», где они должны «быть лю­безными» с пассажирами. По возрасту им лет 35 и менее, в отличие от муж­чин, которые часто работают до 60 лет. Капитаны-женщины и женщи­ны в палубной команде и в машинном отделении встречаются редко.

Авторитарно-агрессивное обраще­ние со стороны администрации, а так­же фаворитизм в угрожающих разме­рах - вот обычные жалобы рядового состава. Штрафы на рабочих местах, переводы на тяжелую работу и уволь­нения без предупреждения являются употребительными административны­ми мерами в некоторых компаниях.


Откуда они?

В сводной ведомости судовых экипажей компаний Carnival за 2000 г. Значатся 936 человек из 64 стран мира, среди которых ведущие позиции в списке занимают:

Чили, Китай, Колумбия, Коста-Рика, Хорватия, Сальвадор, Индия, Италия, Никарагуа, Перу, Филиппины, Румыния. Великобритания, Соединенные Штаты и Уругвай. Офицерский состав, менеджеры и контролеры, отвечающие за организацию круиза, питание, напитки и развлечения, были либо британцами, либо американцами.


Что они говорят

«Если будешь говорить то, что думаешь - тебе конец, тебя уволят. Всегда надо говорить «да». Другими словами, держи рот на замке. О долгой карьере думать бесполезно. Если повезет, у тебя будет несколько лет. Я только что говорил по телефону с отцом, и он сказал мне: «Не думай о нашей бедности и возвращайся домой». Но я занял 800 долларов США, чтобы заплатить агенту за устройство на эту работу, и пока еще не накопил столько, чтобы вернуть долг. А еще они держат мой паспорт»,

- рассказал индус, коренщик с камбуза, который чистит овощи по 11 часов в день на борту круизного судна Carnival Festival.


«Мы сами покупаем форменную одежду, авторучки, зажигалки (чтобы дать огня пассажирам) и открывалки для вина (для их вина). Нам не оплачивают дни болезни. Мы вынуждены покупать защитные перчатки за свой счет. Нам не разрешают звонить домой, даже в крайних случаях, пока мы не оплатим заранее разговор. Мы вынуждены стоять в очереди на пользование четырьмя стиральными машинами, двумя сушками и двумя гладильными машинами на всю команду, причем обязаны заправлять свои моющие средства. За нарушение правил нам дают задания на дополнительную работу, а о том, что такие правила существуют, мы узнаем только тогда, когда нарушаем их».  

- Официантка бара на борту судна Carnival Fantasy.